Юлия Мазина: «Я умею вдохновлять…»

Рейтинг
(0 благодарность)
Редактор  | Опубликовано в: Новости

AFC 0004Художник, искусствовед, доцент кафедры «Дизайн» Инновационного Евразийского университета Юлия Мазина назначила нам встречу в Областном художественном музее. Здесь работает выставка «Грани творчества». В экспозиции представлены работы самой Юлии Ильиничны и ее подруг - павлодарских художниц Ольги Ловиной, Ольги Величко. Они работают в различных жанрах и техниках, но объединены любовью к своему делу и крепкой давней дружбой. Экскурсия по выставочному залу плавно перетекла   в душевный разговор о творчестве и отношении художника к жизни.  С Юлией мы познакомились, когда она готовила первый региональный фестиваль «Новое в искусстве и дизайне», сегодня этой творческой площадке уже почти три года. Рядом с Юлией Ильиничной всегда интересно, отмечают ее ученики, она дружелюбный и талантливый человек, всегда открыта к общению. Вот и нам представился такой случай.


О семье и актерстве

У меня биография интересная, - рассказывает Юлия Ильинична. - Мои дедушка и бабушка родом из Саратовской губернии, город Энгельс. Во времена потрясений и массовых переселений они оказались в Казахстане. Каким-то образом удалось добраться до Алма – Аты. Здесь они устроились в русский театр драмы им. Лермонтова, дед работал бутафором, а бабушка -костюмером. Другие родственники работали в Алматинском театре оперы и балета. Собственно, в этом театральном мире, в когорте актеров и художников выросла моя мама, а потом подтянулась и я. Закулисный ребенок. Случались и казусные моменты: открывается занавес, а на сцене – я, меня тихонько уводили, и начинался спектакль. Неплохое начало творческой карьеры…

- А в актрисы почему не пошли?

- Видимо, это не стезя моей семьи. Мне всегда говорили: скромнее, тише… А выступать я стала гораздо позднее. Когда подрастали мои дети, и я работала в детском саду, преподавала изобразительное искусство. Вот там меня вводили в роли - то Снегурочки, то Весняночки, то в Бармалеи, много всего. Когда я увольнялась, переходила преподавать в художественную школу, в шутку предложила выдать мне диплом народной артистки Павлодара, - весело вспоминает Юлия Ильинична...

О цветах и травах

Юлия Мазина окончила Алма-Атинский Государственный театрально-художественный институт им. Т. Жургенова. По специальности художник декоративно-прикладного искусства. Член Ассоциации художников Казахстана, член Евразийского союза дизайнеров, кандидат искусствоведения. Доцент кафедры «Промышленный инжиниринг и дизайн» Инновационного Евразийского университета. Ее работы находятся в частных коллекциях Германии, США, России, Канады, Казахстана. Автор многих дизайн-проектов, реализованных в Павлодаре и Экибастузе. Но не смотря на свои регалии и множество учеников, Юлия Ильинична до сих пор с трепетом и любовью говорит о своем педагоге.
-Рисунку и живописи училась у Татьяны Николаевны Говоровой, известной Алмаатинской художницы, графика, Члена Союза художников СССР. Она оканчивала легендарный ВХУТЕМАС. В Алма-Ату приехала во время Великой Отечественной войны, в эвакуацию из блокадного Ленинграда и осталась. (8.02) Она любила повторять слова своей мамы: «Ах, какие бывают травы! Я никогда не устану их рисовать». Блистательный график, она так виртуозно вырисовывала все особенности Алматинской флоры, что это восхищение и любовь передалась и мне. Ее линогравюры, иллюстрации, эстампы – в коллекциях лучших музеев страны, чудесные работы. Некоторые она мне подарила, когда уезжала в Москву, в основном иллюстрации к детским книгам. Сейчас они в моей коллекции и выставлялись здесь по просьбе музея.

О коллекции

- Для меня большая честь, что у меня есть работы художников, чье творчество сейчас известно по всему миру среди профессионалов. В моей коллекции кроме замечательных работ Татьяны Николаевны Говоровой, (9.15) есть еще работы главного художника театра Лермонтова Бальхозина Игоря Борисовича. И их наш художественный музей выставлял. (9.20) Особое место в коллекции занимают работы Эдуарда Николаева. Это был художник-философ, глубокий, интересный. Любимой его темой был Достоевский, он очень тонко откликался на его понимание жизни и создавал удивительные иллюстрации к его произведениям. В Алмату приехал из Петербурга, он из плеяды семидесятников, которых никто не выставлял и не покупал, умер в одиночестве и нищете. Но художник он чудесный и человек необыкновенной глубины, с ним так интересно было разговаривать. Мне посчастливилось с ним общаться, мы делали совместную работу – плели огромное макраме для театра – занавес. Я тогда еще была студенткой. Он рассказывал о Питере, об институтской жизни, о людях, с которыми свела судьба. Было настолько интересно… Вот все это осело в моей душе и живет теперь там потихонечку.

Город на Иртыше

-В Павлодаре я оказалась по распределению после института. Мы с мужем выбирали по карте. Муж у меня рыбак. Говорит, смотри, какая река, поехали в Павлодар. И мы поехали. Тогда, нам молодым специалистам с двумя детьми, в течение двух лет дали трехкомнатную квартиру, это просто какие- то сказочные моменты. И, естественно, мы здесь осели и живем. Я счастлива, честно говоря. Я приезжаю в Алматы, конечно, с огромной любовью к этому городу, но радостно возвращаюсь в Павлодар. Домой.

Творчество

Я – прикладник. все виды художественной отделки тканей – это, то чему меня учили в институте. Прикладные работы доставляют большое удовольствие. Я очень люблю аппликацию – это мой любимый вид искусства, хочу уйти на пенсию и занятся творчеством, - мечтательно говорит Юлия Ильинична. И тут же продолжает: - Люблю гобелен. Когда ниточка за ниточкой постепенно вплетаются в сложное живописное полотно, кропотливая работа, трудная. В кабинете ректора висит гобелен, он выполнен студентами под моим руководством. Это была моя духовная инициатива, мне так хотелось поплести, девочки мне помогали. Мы занимались этим полгода. К сожалению, эта работа требует много времени и большой отдачи сил, совмещать это с педагогикой довольно трудно. Поэтому сегодня я мало занимаюсь рукоделием, а реализую свои прикладные мечты в графике. Черно-белая графика, дает большие возможности для творчества. С нее начинаются эскизы и работа над композицией, в ней есть какая-то своя, особая живописность. Поэтому однажды я стала этим заниматься серьезно, как иллюстратор. Я почти не пишу маслом, хотя конечно могу это делать. В основном это заказные работы, людям нравиться и оформлять проще. А художнику важно зарабатывать! Тогда наступает время масляной живописи!

AFC 0015
- А вам важно, в чьих руках находятся ваши работы? Или вы заканчиваете и отпускаете их?

- Не особо важно. Вы знаете, я люблю очень собак, и мне важно, в какие руки попадут мои щенки и как они живут, - смеется Юлия Ильинична. - Но здесь есть другой момент, до 2004 года, когда я не работала в университете, была чистой воды художником. Работала, выставлялась, у меня были персональные и коллективные выставки и в Алма-Ате, и в Астане, и в Павлодаре. И работы мои покупали очень активно, они и в Америке, и Германии и в России, и в Канаде и еще не знаю, где в частных коллекциях находятся. Я об этом даже не помню и не думаю, меня волнует мое нынешнее состояние, насколько мне сейчас хочется заниматься творчеством. В университете я переквалифицировалась. Сегодня я больше занимаюсь дизайном. А когда ты работаешь как дизайнер, тогда важно где и как работают твои идеи. Поэтому каждый проект как ребенок, всегда с трепетом: - Как там, все ли нормально, довольны ли заказчики, нравиться ли людям? Эмоциональные реакции извне подпитывают и учат.
Мне и важно и приятно думать, что мой гобелен работает не только на интерьер, но и на имидж, ИнЕУ. Мы с моими учениками настолько все продумывали: и стиль, и цветовые особенности. Обычно проходит время, и ты начинаешь критически оценивать свою работу, можно было бы сделать так и так. Но что касается гобелена, он мне и сейчас нравится, а прошло уже больше трех лет.
На этой выставке мои работы составляют меньшую часть. Но я довольна тем, что у меня сейчас много дизайнерских работ, большая часть из них для университета, но есть и квартиры, и частные дома, а в этом году я сделала в Экибастузе проект для музея Естая, его открыли летом. Сейчас я занята сложным, но интересным проектом тоже для Экибастуза – образовательный досуговый центр «Кайнар». Как всегда, нужно быстро, дешево и красиво. Ну а это, главная задача дизайна, никуда не деться. Редкая удача в дизайне работать без ограничений!

-А как соотносится с творчеством ваша педагогическая деятельность? Не отвлекает?

- Нет, многие годы — это форма моего существования. Начиная с детского сада, там я просто открывала, как работают дети. И тоже, когда я пришла в художественную школу преподавать. Я вам сейчас расскажу очень смешной случай: поставила я детям рисовать натюрморт, а сама встала за мальчиком, который на тот момент учился в четвертом классе, смотрю, и думаю, а-а-а, вот как корзинку нужно писать,- Юлия Ильинична заразительно смеется. - Сейчас этот мальчик художник. Вырос, у него семья, дети, а мы с ним дружим до сих пор.

О таланте

- Я никогда не считала себя талантливым человеком. Послушной, трудолюбивой, дисциплинированной, еще куда ни шло, но не талантливой. Вот мама у меня необыкновенно талантливая: она музыкант, литератор, музыковед, энциклопедист, пишет стихи, великолепно поет, у нее абсолютный слух, очень недурно рисует, кроме того еще и физик – математик, всю жизнь проработала учителем в школе. Во мне укрепился устойчивый комплекс, что талантливый человек обязательно должен быть математиком.
Но именно в художественной школе, я поняла про себя другое. Работая с детьми, видя с каким интересом и удовольствием они рисуют, лепят и не просто ради урока, а уже дополнительно для себя, для подарков родным, а значит они реализуют собственные идеи. Как раз это и называется творчеством. Тогда я и поняла, к чему способна – я умею вдохновлять. Вы знаете, 80% детей, которые ходили ко мне в художественную школу, стали профессионалами. Они до сих пор мне звонят и пишут: - Юлия Ильинична, мы все прошли через ваши руки. Вы знаете, как это приятно и ценно для педагога.
А еще общение с учениками не дает мне самой застояться. К ним нельзя прийти без интересной идеи. Увлечена я, увлекаются и они. Дети разные, идеи разные, сама изучаю, пробую, показываю, экспериментирую. Рождаются идеи для выставок. Мне этот процесс взаимного обогащения очень нравиться. Поэтому для меня, именно как для педагога, все направления изобразительного искусства интересны. Я могу пейзажи писать, могу костюмы придумать, поэкспериментировать в графике и аппликации. Например, этот эскиз гобелена «Театр», самого гобелена уже нет, остался эскиз, в нем идея, композиция, я даже хочу его повторить, мне нравиться. На стадии эскиза бывает гораздо больше творчества, чем в готовой работе. Потому что это процесс. Это классно.

- Так получается, что педагогическая стезя, она только в помощь творчеству и собственному, и учеников, студентов. Так?

- И, да и нет. Для цельности творчества и для формирования индивидуального стиля это плохо. Но, если амбиции не захлестывают, и ты находишь счастье в педагогической работе, тогда, конечно, ДА! Это постоянный процесс «взаимовдохновения», я думаю, он знаком всем педагогам.

О трех стадиях развития духовности

- Это эскизы к витражам, - знакомит нас со своими работами Юлия Ильинична. - На тот момент был объявлен конкурс витражных композиций, для оформления экстерьера Алматинского Дома тканей. Конкурс я не выиграла, там были другие замечательные работы. Но эти эскизы - часть необыкновенного творческого порыва. Я сама делала бумагу цветную, красила ее, давала ей фактуру, вырезала. Я уже говорила, что аппликация, мой любимый вид творчества. Мне кажется, это вид искусства, который до конца не открыт, он еще скажет свое слово. Именно бумажная аппликация достойна хороших выставок. И хотя я люблю копаться в деталях, люблю графику, но я скорее - монументалист (смеется), люблю работать на образ, а не на конкретную форму. Мне нравится, что в этих эскизах есть детали, формирующие образ, это - цвет, пластика, стилистические детали, и получается не просто костюм, а скорее образ женщины с определенной национальной характеристикой и своим настроением. Образ турчанки, японки, женщины эпохи модерна и т.д. К сожалению, это не все эскизы, часть потерялась при переездах.
А это эскиз батика… Процесс подготовки к работе в материале доставляет огромное удовольствие. И это отдельная работа, потому что батик совсем другой. Он легкий прозрачный, не дает такого ощущения плотности и массы. Я делала его для оформления интерьера.
Вообще эскизы в творчестве художника занимают большую часть жизни, это то что не видят зрители. Но иногда они достойны не менее серьезной оценки чем, законченные варианты работ. Это мысли художника, раздумья. Одни и те же композиционные поиски дают разное настроение, разную пластику, но от этого они не теряют своего очарования. Иногда случайно сохраненные эскизы дают импульс для вдохновения и рождаются новые работы, через много лет после создания эскиза. Именно поэтому я мало выбрасываю, больше трепетно собираю. Сейчас некогда, может потом что-то родиться. Некоторые такие эскизы я не побоялась представить на выставке. Гобелен «Театр», «Одуванчики», «Лето», «Вечер».

- А как рождаются ваши иллюстрации к стихам? Каким образом слово стихотворное ведет вашу руку?

- В искусстве есть три стадии развития духовности: слово – первый этап понимания между человеком и миром, второй этап – это живопись, когда ты в красках передаешь свои чувства, но это материально. А высшая ипостась духовности – это музыка. Именно музыка учит работать душу. Откликаться на ощущения, которые дарит совершенно абстрактный звук. Конечно я говорю о музыке классической, вот этой музыки не хватает студентам, чтобы мыслить абстрактно. Ведь наполненность этими ощущениями и смыслами и дает авторское видение, авторское понимание и стиль в искусстве. А стихи – это такая словесная музыка. В четырех строчках - целая жизнь, ты ее проживаешь... и «рука к перу, перо к бумаге…» рождается иллюстрация.

- Эти ваши иллюстрации к стихам Михаила Сербина, представленные в экспозиции, как они появились?

- Еще 15 лет назад, когда готовилась к выходу первая книга стихов, Михаил Сербин пошел по павлодарским художникам, и они все, не сговариваясь, направили его ко мне. Так состоялся наш союз. Для первой книги Михаила, я сделала больше ста иллюстраций. В книгу вошла только малая часть, но это была серьезная практика. Первая книга получилась более простая, очень изобразительная. Иллюстрации получились разные, не похожие друг на друга, как будто рисовали несколько художников. Но в некоторых уже начали проявляться намеки на творческое самовыражение. Когда растет опыт и крепнет мастерство, когда появляется внутренняя свобода, и ты не задумываешься, как это рисуется, вот тогда появилось желание импровизировать. Я стала усложнять композиции, задавать какую-то свою философскую основу. А в последней книге, я с удовольствием копалась в этой графике, пытаясь в одной иллюстрации изобразить каждую строчку стиха… Мишины стихи философские. Я начала рисовать от какого-то собственного импульса. И Миша сказал мне очень приятные слова: «Юля, вы меняете нашу книгу. Я начал писать стихи к вашим иллюстрациям». Три книги, они разные, в последней я нашла свой почерк, стилистику. Я сделала 18 иллюстраций, и все они вошли. Для меня они как музыка: просто пелось, рисовалось - и мне приятно их показать на выставке.

Об университете

- ИнЕУ – это какая часть в вашей творческой жизни?

- Вы знаете, самая интересная с точки зрения дизайна. Я благодарна ИнЕУ и своим студентам. Потому что на каком-то этапе я вдруг поняла, что реализовать свои идеи в дизайне, не очень просто. 8 лет назад, наша кафедра вышла с предложением к ректору, брать городские объекты и тем самым давать студентам серьезную исполнительскую практику, и презентовать ИнЕУ, как серьезную школу дизайна, тем самым решая вопросы и профориентации. Первый объект был детский дворовый клуб, потом 41 школа, а дальше сарафанное радио сделало свое дело. Многие социальные предприятия города обратились к нам за помощью. Общеобразовательные школы, Павлодарский дом ребенка, Детский дом, Онкологический центр, Тубдиспансер и др. Все эти проекты реализованы силами студентов, частично помогали предприятия, которые были заинтересованы, но в основном это были благотворительные акции. Зато есть и другая хорошая сторона нашего спонсорства, мы были свободны от давления заказчика, поэтому много и интересно экспериментировали. Потом мы переключились на заказы внутри университета: Первым объектом была канцелярия ИнЕУ, до сих пор нам говорят о впечатлении, которое эта комната стала производить после нашего вмешательства. Потом были реализованы деканат инженерного факультета, кабинет ректора, Коворкинг, Казахский Национальный музей ИнЕУ, и другие объекты. Много идей остались в эскизах. Самая яркая и немаловажная часть моей деятельности в ИнЕУ – это дизайн костюма. Казахское искусство я любила всегда, еще с института, где мы плели баскуры, гобелены, делали войлоки. Моим педагогом была известный сегодня Казахстанский художник Сауле Бапанова. А тогда молодая девочка, только приехавшая из московского ВУЗа. Интерес вырос, когда я взяла тему казахского искусства в современном дизайне для защиты диссертации. Это было упоение работой. Мне хотелось понять, какие существуют методы, не нужно консервировать в музеях казахские традиции прикладного искусства, а сделать их достоянием современного дизайна. Самым интересным в этом направлении мне показалась работа над казахским костюмом. Тогда я придумала коллекцию «Золотой Отрар», которая была отшита в «Театре моды Райсы», потом были студенческие коллекции. Так что ИнЕУ - это огромная часть моей жизни, где я реализовала себя и как преподаватель и как дизайнер. Университет подарил мне большой опыт практической работы, за что я очень благодарна судьбе.


- Спасибо, Юлия Ильинична. Удачи вам и вашим ученикам.

Выставка «Грани творчества» будет работать в Областном художественном музее до 10 октября.

Пресс служба ИнЕУ

 

Читать 730 Время
Обновлено Вторник, 02 Октябрь 2018 15:35

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию